jaga_lux_2: (the sun's corona)
[personal profile] jaga_lux_2

 И вновь и вновь взошли на солнце пятна,
И омрачились трезвые умы,
И пал престол, и были неотвратны
Голодный мор и ужасы чумы.
 
И вал морской вскипал от колебаний,
И норд сверкал и двигались смерчи,
И родились на ниве состязаний
Фанатики, герои, палачи.
 
И жизни лик подернулся гримасой;
Метался компас – буйствовал народ,
И над землей и над людскою массой
Свершало Солнце свой законный ход

О, ты, узревший солнечные пятна
С великолепной дерзостью своей -
Не ведал ты, как будут мне понятны
И близки твои скорби, Галилей!

А. Л. Чижевский, 1921, Калуга



Александр Леонидовия Чижевский родился под знаком Водолея, как известно, это - знак воздуха, "лучезарного и светоносного".

«И я всегда горел изнутри! Странное ощущение огня - не фигурального, а истинного жара было в моей груди. В минуты особых состояний, которые поэты издревле называют вдохновением, мне кажется, что мое сердце извергает пламень, который вот-вот вырвется наружу. Этот замечательный огонь я ощущал и ощущаю всегда, когда мысли осеняют меня или чувство заговорит».

 Его считают основоположником науки гелиобиологии и не только - человек энциклопедических знаний, одаренный гениальной проницательность, Чижевский глубоко чувствовал и понимал весь ход жизни мироздания во всем богатстве и красоте, как во взлетах, так и в погружениях во тьму.

Великолепное державное Светило,
Я познаю в себе собрата – близнеца,
Чьей огненной груди нет смертного конца,
Что в бесконечности, что будет и что было.
В несчетной тьме времен ты стройно восходило
С чертами строгими родимого лица,
И скорбного меня, земного пришлеца,
Объяла радостная творческая сила .
В живом, где грузный пласт космической руды,
Из черной древности звучишь победно ты,
Испепеляя цепь неверных наших хроник, -
И я воскрес, пою. О, в этой вязкой мгле
Под взглядом вечности ликуй, солнцепоклонник,
Припав к отвергнутой праматери Земле.

А. Л. Чижевский, август 1919, Калуга.




Влияние солнечной активности на возникновение заболеваний А.Л.Чижевский установил ещё в 20-х годах. С тех пор проводятся исследования, накапливаются научные данные, подтверждающие влияние солнечных и магнитных бурь на здоровье. Замечено, что ухудшение состояния больных максимально проявляется, во-первых, сразу после солнечной вспышки и, во-вторых, – с началом магнитной бури.

Это объясняется тем, что спустя примерно 8 минут от начала солнечной вспышки солнечный свет (а также рентгеновское излучение) достигают атмосферы Земли и вызывают там процессы, которые влияют на функционирование организма, а примерно через сутки начинается сама магнитосферная буря Земли.

Чижевскому всю жизнь порядком доставалось от оппонентов, ибо его оригинальные идеи видения мира никак не согласовывались с официальными концепциями, особенно это касалось исследований в области гелиобиологии. «Сразу ушаты помоев были вылиты на мою голову, - вспоминал он. - Были опубликованы статьи, направленные против моих работ. Я получил кличку «солнце-поклонника» - ну, это еще куда ни шло, но и «мракобеса»».

За Чижевского заступился Циолковский, к тому времени уже признанный и авторитетный ученый. В калужской газете «Коммуна» от 4 апреля 1924 года он выступил с письмом, в котором пытался убедить читателей в том, что труд Чижевского служит «примером слияния различных наук воедино на монистической почве физико-математического анализа».



Многочисленные исследования, опыты, эксперименты, и наконец, проверенная по летописям, колоссальная статистика исторических событий, связанных с катастрофами, бедствиями, ураганами, землетрясениями, наводнениями, массовым народным движением и его влиянием на развитие исторического процесса в разных странах мира - все это было уникальным образом систематизировано, сведено в точнейшие таблицы, выстроено в графики и представлено как доказательство воздействия космических ритмов на жизнь земную во всех ее областях.

Мы - дети Космоса. И наш родимый дом
Так спаян общностью и неразрывно прочен,
Что чувствуем себя мы слитыми в одном,
Что в каждой точке мир - весь мир
сосредоточен...
И жизнь - повсюду жизнь - в материи самой,
В глубинах вещества - от края и до края -
Торжественно течет в борьбе с великой тьмой,
Страдает и горит, нигде не умолкая.




Свою теорию периодических изменений поведения организованных масс, одновременных с периодическими изменениями в деятельности Солнца, Чижевский назвал — историометрия (измерение исторического времени посредством физических единиц). За первую и основную измерительную единицу отсчёта исторического времени Чижевский принял один цикл солнцедеятельности, равный в среднем 11 годам. Эту единицу отсчёта исторического времени он назвал историометрическим циклом.

Далее каждый исторический цикл, синхронный солнечному циклу, Чижевский разделил на четыре периода. Его статистические выкладки показали, что
первый период — период минимальной возбудимости, длится 3 года;
второй период — нарастание, 2 года;
третий — максимальной возбудимости — 3 года, и
последний (период затухания) равняет 3 годам.
Плотность событий в периодах, согласно Чижевскому, распределяется следующим образом:

в 1-м периоде цикла (3 года) начинаются 5% всех исторических событий;
во 2-м (2 года) — 20%;
в 3-м (3 года) — 60%;
в 4-м (3 года) — 15%.

Вот таковы, вкратце, воззрения Александра Леонидовича Чижевского на роль Солнца в событиях человеческой истории.


картины А.Чижевского

Было бы значительным упрощением утверждать, что всё в человеческой жизни подчиняется этим 11-летним циклам и может быть сведено к элементарным алгебраическим формулам.

Сам Чижевский по этому поводу писал:
«Теория физических основ исторического процесса позволяет констатировать факт наличия известного рода ритма в психической деятельности всего человечества и периодических колебаний в ходе всемирно-исторического процесса, как выражения этого ритма», но - «было бы совершенно ошибочно предполагать, что периодическая деятельность Солнца является основною причиною тех или иных исторических событий. Всякое такое событие есть динамическая реакция человеческих масс от всех действующих на них политических и экономических, а равно и естественных раздражителей, изменяющих их поведение и обусловливающих собою интеллектуальное и социальное развитие человечества».

Между тем учёные предсказывают дальнейшее повышение солнечной активности, пик которой придётся на 2011-2012 годы. Как говорил Чижевский, пики солнечной активности ничем не грозят тем государствам, в которых нет социальных противоречий или, во всяком случае, они недостаточно высоки. Но горе тем обществам, социальное недовольство в которых превосходит определённый порог в момент пика солнечной активности или периода, который Чижевский назвал периодом максимальной возбудимости.

Бесконечности

Даны нам бесконечности на небе:
Пространство внеземное бесконечно,
И звёзд числа вовек не перечесть.
А на земном пределе беспредельны:
Пучиной вод – моря и океаны,
Песком зыбучим – жгучие пустыни
И жгучей скорбью – сердце человека.


18 февраля 1943 года. Челябинск




Спокойствие души – ценнейший дар Земли,
Ненарушимое, возвышенно-благое, –
И размышления плывут, как корабли,
Из пристани ума в приволье мировое.

Там остров, среди бездн, умудренно – один
Парит в неведомом для смертного цветенье.
Там Истина живёт, как некий властелин,
В недосягаемом своём уединенье.

12 ноября 1943 года. Ивдель


Закончить хочется словами Александра Леонидовича Чижевского, которые не внушают слишком большого оптимизма: «Солнце не принуждает нас делать то-то и то-то, но оно заставляет нас делать что-нибудь. Но человечество идёт по линии наименьшего сопротивления и погружает себя в океаны собственной крови».

В изгнанье крепнут убежденья:
Мужайся духом, кто гоним!
За кровь, за пытки, за гоненья
Врагам сторицей воздадим.
Застенок породит застенок,
Тюрьма – стостенную тюрьму.
И мир погибнет за бесценок
В братоубийственном дыму.
 
1917, Калуга





Жить гению в цепях не надлежит,
Великое равняется свободе,
И движется вне граней и орбит,
Не подчиняясь людям, ни природе.

Великое без Солнца не цветёт:
Происходя от солнечных истоков,
Живой огонь снопом из груди бьёт
Мыслителей, художников, пророков.

Без воздуха и смертному не жить,
А гению бывает мало неба:
Он целый мир готов в себе вместить,
Он, сын Земли, причастный к силе Феба


1921

Что человеку гибель мирозданья –
Пусть меркнет неба звёздная порфира:
Страшитесь же иного угасанья:
Мрак разума ужасней мрака мира!


1942 год. Челябинск





Александр Леонидович Чижевский


Мера жизни

Часами я сижу за препаратом
И наблюдаю жизни зарожденье:
Тревожно бьётся под живым субстратом
Комочек мышц – о, вечное движенье.

Движенье – жизнь. Сложнейший из вопросов.
Но все догадки – всуе, бесполезны.
Возникло где? Во глубине хаосов?
Пришло откуда? Из предвечной бездны?

Бессилен мозг перед деяньем скрытым:
Завеса пала до её предела:
Здесь времена космические слиты
В единый фокус – клеточное тело.

Я тон усилил до органной мощи
Катодной схемой, – слышу ритмы струек:
Несуществующее, а уж ропщет!
Неявленное, а уж протестует!

Должно быть, жизнь – заведомая пытка –
В зародыше предвидит истязанье:
В равёртыванье жизненного свитка
Звучит по миру жгучее страданье.

Но страшны тоны сердца, и тревога
За бытие земное не случайна.
Да, мера жизни – это мера Бога
И вечно недоступная нам тайна.


30 мая 1943 года


Забытая дорога

Долгие годы Чижевский работал над книгой, обобщающей его труды и воззрения. Однако издать ее не удалось. Не удалось несмотря на поддержку выдающихся людей — П. П. Лазарева, А. В. Луначарского, В. Я. Данилевского, В. М. Бехтерева, А. В. Леонтовича, Н. А. Морозова.
Ее не пропустил в свет глава Госиздата СССР, выдающийся математик и убежденный большевик О.Ю.Шмидт.

Первый директор и основатель Института физики и биофизики академик Петр Петрович Лазарев с глубокой убежденностью и бесстрашием пытался добиться издания книги Чижевского. Вернувшись после яростной «беседы» с О. Ю. Шмидтом, он пересказал Чижевскому содержание этого разговора. А. Л. составил конспект этого рассказа.

http://lit999.narod.ru/zs/397.html#Cizevskij   ИСТОРИЯ НАУКИ В ЛИЦАХ Симон Шноль

Итак, рассказ П.П.Лазарева, записанный А. Л. Чижевским.

«Разговор носил примерно следующий характер.

Ш.: — Это подписали вы? (речь идет об отзыве П. П. Лазарева на книгу Чижевского).

Л.: - Да, я.

Ш.: — И вы, в самом деле, думаете, что Чижевский стоит на грани большого научного открытия?

Л.: — Да, думаю, более того, уверен, что это так и есть.

Ш.: — Вы, Петр Петрович, шутите Ведь это нелепость, история, психология, массовые явления, Солнце .

Л.: — А я считаю, что это — самая передовая наука, и такого мнения придерживаются крупнейшие ученые и у нас, и за гранщей.

Ш.: — Нет, этого не может быть

Л.: — Почему?

Ш.: — Потому что его, с позволения сказать, исследования противоречат марксистской точке зрения.

Л.: — Но не противоречат ни философии, ни биофизике

Ш.: - Как так?

Л.: — Да очень просто От вас требовать нечего. Вы просто этого не поймете! Я ничего не могу сказать против материалистического мировоззрения, но мышление человека должно быть более гибким Ортодоксы в науке не должны существовать — они всегда тормозили ее развитие.. А вы «пламенный ортодокс» Да это еще в двадцатом веке, когда на нашу голову могут свалиться самые неожиданные открытия и изобретения Вам остается только запрещать или сажать в тюрьму неугодных Но ведь это не выход..

Ш.: — Да, но можно запретить!

Л.: — Запрещайте! Науку не запретишь Она возьмет свое через пятьдесят или сто лет, а над вами будут смеяться, как мы смеемся и более того — негодуем, когда читаем о суде над Галилеем А она все-таки вертится!

Ш.: — Так что ж, по-вашему, Чижевский — Галилей?

Л.: — Оценку его работам дадут не вы и не я, а будущие люди — люди двадцать первого века А вот самые культурные марксисты, как Луначарский и Семашко, наоборот, считают, что исследования Чижевского заслуживают самого пристального внимания. Я говорил и с тем, и с другим Вот видите, как могут расходиться точки зрения у людей одной, так сказать, веры.

Ш.: — Не веры, а знания...

Л.: — Ну, уж об этом разрешите мне иметь свою точку зрения. Я считаю, что в самом конкретном знании заложены корни веры.. Но не путайте «веру» и «религию». Это — различные вещи... Я сделал самый точный и тонкий прибор, и я знаю, что он будет отвечать своему назначению, но абсолютной уверенности, то есть веры, во мне нет, и я должен этот прибор испытать, проверить на практике. Какая верность русского слова. проверить! Испытание дало отрицательные результаты, следовательно, моя неуверенность оказалась правильной, хотя все расчеты были верны .Приходится все заново переделывать. Вера такого рода помогает ученому — она его предохраняет от излишних ошибок Он проверяет себя постоянно. Так скажите, почему же этого вам не надо. Вы свободны от «проверки», вы ортодокс.

Так поступают только фельдфебели, но фельдмаршалы уже думают, взвешивают и только после этого решают, ибо от них зависят судьбы народов. Не уподобляйтесь же фельдфебелю Вот вам мой совет, хотя я и уверен, что он вам не пригодится! Другой же мой совет более конкретен: не губите молодых дарований, не пугайте мысль, даже если она ошибочна. Неверное отомрет без всякого вреда, а вот загубленная верная мысль государству обойдется очень дорого.

Во многом мы уже отстали от Запада и будем дальше отставать, если учиним беспощадный контроль над научной мыслью Это будет крахом! Неужели вы этого не понимаете?

Мой собеседник, продолжал Петр Петрович, видимо, был взволнован этим разговором Он зажигал и тушил папиросу за папиросой и так надымил, что дышать стало нечем Потом встал, начал ходить по комнате, раздумывая...

Ш.: — Да-с, наше положение трудное Это верно Запрещать мыслить — это, конечно, смешно Но нарушать чистоту марксистского учения мы не можем Поймите и меня, Петр Петрович.

Л.: — Понимаю, но остаюсь при том мнении, что не вижу никаких противоречий между историческим материализмом и данными Чижевского Просто-напросто им открыт новый очень большой факт, явление статистического характера, явление чисто материалистическое, которое надлежит объяснить с ваших позиций, и это ваше дело — разобраться и разъяснить, но от открытого факта ни вам, ни вашим последователям отделаться не удастся. Этот факт — общий закон, касающийся всего человечества, а не какой-либо мелкий, частный случай, которым можно будет пренебречь!

Это открытие стало известно во всем мире, и советской науке придется его признать, если не сейчас, так через полвека. И это будет уже просто стыдно... Вас назовут доктринерами или ретроградами... Стоит ли доводить дело до такого нелепого конфликта, слыша укор потомков, и пожертвовать талантливым ученым, который и в других областях проявил себя как даровитый исследователь... Не понимаю, что вас так пугает в открытии Чижевского?

Ш.: — Ну, это-то очень просто. Если признать закон Чижевского верным, то, значит, рабочий класс может сидеть, сложа руки, ничего не предпринимать, и революция придет сама собой, когда захочет того солнышко! Это в корне противоречит нашим основным установкам. Это — неслыханный оппортунизм.

Л.: — Да разве учение Чижевского состоит в такой нелепице? Я знаю его диссертацию от первой до последней строчки, но никогда не мог бы, исходя из нее, прийти к такому более чем странному выводу. Что вы в самом деле? И при чем тут рабочий класс и ничегонеделанье? Это, знаете ли, Шемякин суд, а не научная марксистская критика! Просто какой-то злодей вам втер очки и нацело вас дезинформировал...

Ш.: — Ну, а как же?

Л.: — Я, по крайней мере, зная работу Чижевского, не смогу сделать выводы такого рода, какие делаете вы. Во-первых, закон Чижевского есть закон чисто статистический и чисто физиологический. Он говорит о том, что максимальное число массовых народных движений в семидесяти странах за последние 2300 лет совпадает с максимумами солнечной деятельности. Минимум массовых движений совпадает с минимумом в солнце деятельности. Это и все. Чижевский ничего не говорит, какие это массовые движения или какова их идеология,— это для него безразлично, его интересует самый факт чисто физиологического характера.

Отсюда вытекает его основной результат. Функциональное состояние нервной системы у всех людей на Земле зависит в определенной степени от особого электрического или электромагнитного состояния Солнца. Это и все. А что из этого получится — революция, семейная ссора или кто-то умрет от паралича сердца — это Чижевского не интересует. Он устанавливает основной закон зависимости функционального состояния нервной системы у всех людей на Земле от «взрывов» на Солнце...

Закону Чижевского подчиняются, следовательно, массовые явления среди человечества, и не только революции. Помилуй бог! Так сужать закон Чижевского — это значит просто его не понимать. Вульгарнейшая точка зрения! Открытие Чижевского — это очень большое открытие, которое развертывает огромные перспективы и в первую очередь

— в медицине;

— в рациональной профилактике многих нервных, нервно-психических, сердечно-сосудистых и других заболеваний;

— в эпидемиологии, ибо вирулентность микроорганизмов стоит в прямой зависимости от некоторых электрических излучений на Солнце.

Науке предстоит выяснить, какова, эта зависимость, а это, в свою очередь, поможет найти рациональные методы (помимо методов социального характера) профилактики и терапии многих заразных заболеваний и приведет к окончательной ликвидации многих из них. Некоторые массовые повальные эпидемии, оказывается, идут совершенно синхронно с кривой циклической деятельности Солнца.

И это есть открытие первостепенной важности, его следует досконально во всех подробностях изучать, а не отшвыривать его в мусорную корзину, как это делают некоторые наши врачи — некоторые наши карьеристы, медицинские профессора, хотя сам Николай Александрович Семашко (нарком здравоохранения) глубоко интересуется этими работами Чижевского и распорядился снабжать его всей эпидемиологической статистикой. (Только вчера мне говорил об этом доктор Куркин — начальник статотдела Наркомздрава РСФСР.)

Вы все хотите объяснить социальными причинами. Но есть причины более могущественные — это физические причины Космоса. И это прекрасно понимают передовые марксисты. Открытие Чижевского говорит о том, что человек, его норма и особенно его патология в значительно большей степени зависят от электрических явлений на Солнце, чем об этом думали раньше, а точнее, и совсем не думали, так как ничего в этой области не знали.

Чижевским установлена новая область знания — космическая биология, и он повсеместно признан ее основателем. Судя по вашему настроению, вы собираетесь ликвидировать эту новую область науки, а над Чижевским учинить суд Галилея!.. И запретить ему заниматься наукой! Да, да — запретить! Неслыханно в двадцатом веке Побойтесь тогда хоть суда истории!

Ш.: — Победителей не судят! .. Они сами диктуют свои законы и уничтожают все, что мешает развитию нового общества .

Л.: — С деятельностью Солнца и вам приходится считаться, даже если вы и отстраните Чижевского .. Если сейчас погаснет Солнце, через 8 минут 20 секунд начнется общее оледенение Земли, и ваши победы и новые законы не помогут! Солнце для вас и для не вас — общий грозный хозяин, и его «поведение» следует прилежно изучать, а не отмахиваться от этого изучения О чем говорит такое пренебрежение .. Не говорит ли оно о нашем исключительном невежестве. Грядущие люди иначе и не будут это квалифицировать «невежество»!

Ш.: — Да, но есть еще здравый смысл. Ведь утверждения Чижевского о том, что вспышки на Солнце изменяют функциональное состояние нервной системы у человека, не противоречит ли оно здравому смыслу?

Л.: — Ох, уж этот здравый смысл! Он ровно ничего не стоит по сравнению с явлениями природы Некогда считалось, что на шарообразной Земле люди могут удержаться только на «верхней» ее части Теперь мы знаем, что понятия «верх» и «низ» относительны и таких примеров можно было бы привести десятки Явления природы — вот что должно быть для нас законом, а не какие-то догмы, полученные нами по наследству

— Кстати сказать,— продолжал Петр Петрович,— и вы могли бы извлечь из учения Чижевского много пользы для своей революционной практики, да только куда там! Вы очень самонадеянны!

Ш.: — А все же?

Л.: — Ну, уж если хотите знать, то, оказывается, можно заранее предвидеть годы, когда реактивность нервной системы повышена и массовые явления возникают легче, а когда труднее Я говорю о «массовых явлениях», а вы сами делайте соответствующий вывод. Конечно, этот вопрос требует особого изучения, но ведь вы — ортодоксы, для вас закон не писан, и вы, очевидно, пройдете мимо этой увлекательной возможности строго научного и вполне обоснованного характера.

Таким образом, вы видите, что работы Чижевского не только не противоречат марксизму или историческому материализму, а наоборот, подтверждают его и могут помочь ему в практике. Интересно было бы это проверить на практике, интересно даже для таких отсталых людей, каким вы, очевидно, считаете меня.

Ш.: — Вы не так выразились, Петр Петрович. Мы не считаем вас отсталым, но приписываем вам долю легкомыслия, так сказать, социального порядка.

Л.: — Ну, спасибо, что вы мне делаете комплимент Легкомыслие — предмет величайшего совершенства, так, по крайней мере, оценивают легкомыслие некоторые философы заключил Петр Петрович»

Положительный отзыв наркома просвещения А В Луначарского, пламенная речь академика Лазарева, четкий положительный отзыв Н К Кольцова, положительные отзывы почетного академика Н А Морозова и других выдающихся ученых не дали результата

О.Ю.Шмидт пригласил Чижевского к себе и в мягкой, располагающей манере отказал ему в публикации его книги. «Очень сожалею, но печатать ваш труд преждевременно. Госиздат, к сожалению, сейчас не может взяться за публикацию вашего дискуссионного труда по уважительным причинам... Не сердитесь, прошу вас, на меня. Я огорчен, что не могу быть вам полезным как заведующий Госиздатом».

Других, независимых издательств в стране не было. Многие годы после этого Чижевский дополнял и совершенствовал текст рукописи. Все его материалы пропали после ареста в 1942 году.


22 Февраля 1950 года

Рок тяготеет над всем,
Мною свершённом в труде:
Мысли, картины, стихи,
Трезвой науки плоды –
Всё исчезает как дым,
Всё превращается в прах,
Будто трудился не я,
Будто созданья мои
Снятся кому-то во сне,
Вместе со мной – их творцом.


Пахнет весной

Музыка, поэзия, живопись были верными спутниками всю его жизнь. С раннего детства он писал стихи, играл на скрипке и рояле, прекрасно рисовал и даже умел великолепно вышивать по канве ярким шелком, не покидая своих любимых увлечений даже тогда, когда «корабль основных устремлений пошел по фарватеру науки».


Дымка


Таинственный лес


В течение жизни Чижевским было написано несколько сот стихотворении и более тысячи живописных произведений в самой разнообразной технике: от масла и темперы до гуаши, рисунков цветными карандашами, пастели, акварели. Сохранилась лишь малая часть его живописных работ - около 400 акварелей, рисунков цветными карандашами, в основном периода 40-х - 50-х годов.
Находятся они в разных городах Российской Федерации: Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Тамбове, Караганде, Челябинске, Калуге. Александр Леонидович и Нина Вадимовна имели обыкновение дарить картины друзьям, добрым знакомым, ученым. Основная часть сегодняшней коллекции картин Чижевского хранится в фондах Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского в Калуге.



Мир численных тайн
 
Всевластный лик, глядящий с вышины!
Настанет ночь – и взор летит из бездны,
И наши сны, взлелеянные сны
Пронизывают знанием надзвездным.
Следи за ним средь тьмы и тишины,
Когда сей взор бесстрастный и бесслезный
Миры, как дар, принять в себя
должны
И слиться с ним в гармонии
железной.
И лик глядит, о тварях не скорбя.
Над ним бегут в громах века и
воды...
Над черствым равнодушием природы
Невыносимо осознать себя!
Лишь на листе, где численные тайны,
Пылает смысл огнем необычайным.

 1921 год,
Калуга

***

О беспредельном этом мире
В ночной тиши я размышлял,
А шар земной в живом эфире
Небесный свод круговращал.

О, как ничтожество земное
Язвило окрылённый дух!
О, как величие родное
Меня охватывало вдруг!

Непостижимое смятенье
Вне широты и долготы,
И свет, и головокруженье,
И воздух горной высоты.

И высота необычайно
Меня держала на весу,
И так была доступна тайна,
Что я весь мир в себе несу.

Там, притаившись на мгновенье
В испуге свёрнутым клубком,
Трепещут тени, как виденье,
И снова катятся, как ком!

Они летят стремглав в низины,
Вытягиваются и дрожат,
Врезаясь в чащи и стремнины,
Тревожа сон нагорных стад.

А солнце гонится за ними
Всё дальше, глубже, в тьму долин,
Вбивая стрелами своими
Во мрак победоносный клин.

Туман редеет вдоль потока,
И тени мечутся на нём,
Как бы прибежища у рока
Ища меж влагой и огнём.

Но луч всесветный, всемогущий,
Разящий в мраке и во мгле,
Влетит в последние их кущи
И тени пригвоздит к земле!


1917





Растения

Какой порыв неукротимый
Из праха вас подъемлет ввысь?
Какой предел неодолимый
Преодолеть вы задались?

В пустынях экваториальных,
В полярных стужах и снегах,
Сквозь пыток строй первоначальных
Одолеваете вы прах.

Кому здесь не дано покоя,
А лишь волнение дано,
Тот знает истину: живое
Затем, чтоб мыслить, рождено.

И в шёпоте листов неясном
Тому слышна живая речь,
Кто в мире злобном и пристрастном.
Сумел свой слух предостеречь.

О, этот слух мы возлелеем,
Чтоб ваш ответ дошёл живым:
«Мы чувствовать, страдать умеем,
Мы мыслить – сознавать хотим!»

Этот гимн «мыслящему тростнику» Александр Чижевский написал в двадцатилетнем возрасте.
Он уже тогда думал о судьбах мира и о вечности.


Золото осени






Ракушку принёс я с берега морского,
Вычистил её и положил на стол,
И поёт она средь шума городского
Песню мне о том, как волны лижут мол,
Как дымится моря пена золотая,
Чтоб вселить веселье в мрак морского дна.


9 мая 1945 года, Кучино



Некоторые факты

В Сорбонне – крупнейшем университете Европы, среди барельефов великих ученых , находится барельеф великого ученого Александра Леонидовича Чижевского.

Один из основателей космического естествознания, основоположник космической биологии и гелиобиологии, он опередил свое время, определив во многом направление развития науки ХХ1 века. Некоторые его открытия, в частности, исследования , связанные с ранней диагностикой рака, наука не перешагнула до сих пор. Достаточно было бы только одного из них, например, открытия возможности управления химическими процессами при помощи электричества, чтобы имя его было вписано золотыми буквами в историю науки.


Он учился на физико-математическом и медицинском факультетах Московского Университета, закончил Коммерческий и Археологический институты, в 21 год защитил докторскую диссертацию на историко-философском факультете, в 24 стал профессором Московского Археологического института. Был художником и поэтом.
***

Его гипотеза о влиянии солнечной активности на ход всемирно– исторического процесса поражает до сих пор. Казавшаяся безумной, взрывающей основы устоявшихся парадигм, она стала темой его докторской диссертации. Периодичность войн и революций, взлеты и падения в экономике, крушения империй и подъемы культуры, взлеты творческой активности, пики эпидемий и катастроф – эти и многие другие процессы во многом зависят от солнечной активности.
***

В то время как Первый международный конгресс по биофизике и космической биологии 1939 года избрал его своим почетным президентом и выдвинул на соискание Нобелевской премии, обстановка в стране и отношение властей к нему были такими, что получить эту премию Чижевский не мог. В 1942 году он был репрессирован и сослан в Караганду. Он был слишком на виду. Власти то поддерживали его работу, то жестоко карали.
***

Но и в условиях заключения он оставался ученым, художником и поэтом, по возможности продолжая свои работы и исследования, достиг результатов в исследовании методов лечения рака.
Полная реабилитация Чижевского произошла лишь в 1962 году. Здоровье его слабело, и зная о неизлечимой болезни, последние два года он занимался в основном лишь писательской деятельностью, связанной с воспоминаниями. 20 декабря 1964 года ученый-поэт умер и был похоронен на Пятницком кладбище в Москве.
***

7 февраля 1997 года научная Россия отметила столетие со дня рождения Александра Леонидовича Чижевского, русского Леонардо да Винчи ХХ века.

Стихия тьмы

Течёт таинственно живущего вода
Из вечной темноты в Земли ночное устье,
Свет – мимолётный миг, а вечность – темнота,
И в этой темноте томящее предчувствье.

Там Солнце чёрное на чёрных небесах
Свой испускает свет, невидимый и чёрный,
И в чёрной пустоте на чёрных же лучах
Летит в пространство весть о мощи необорной.

Там реки чёрные медлительно текут,
Меж чёрных берегов волнуются и плещут,
И зыби чёрные по лону вод бегут
И блики чёрные в невидимое мещут.

И мы все бродим там – мы те же и не те,
Как бродят призраки, видения, фантомы;
О, двойственная жизнь – очами в светлоте,
А умозрением – во мраке незнакомом.

Тьма, тьма везде! Эреб! Зияющая тьма!
Круженье чёрных звёзд и чёрных электронов.
В фантасмагории – безумие ума,
Но в том безумии – неистовство законов.


26 апреля 1943 года. Челябинск







http://evrika.tsi.lv/index.php?name=texts&file=show&f=156


http://solarscience.msfc.nasa.gov/SunspotCycle.shtml#ButterflyDiagram



http://sohowww.nascom.nasa.gov/

Profile

jaga_lux_2: (Default)
jaga_lux_2

April 2011

S M T W T F S
      1 2
3 45678 9
10 11 12 13 14 15 16
17181920212223
24252627282930

Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:41 am
Powered by Dreamwidth Studios